Кому санкции. Кого из бизнесменов США могут признать близкими к Кремлю

Фото: tiburi/Pixabay/CC0 Creative Commons

Под новыми санкциями США могут оказаться бизнесмены и компании, которые пользовались щедрой господдержкой, узнал The Bell.
В феврале США должны опубликовать новый черный список. В нем могут оказаться все, кого американский Минфин сочтет приближенными к российской власти. Как выяснил The Bell, одним из критериев определения этой близости может быть факт получения бизнесменом или его компаниями масштабной господдержки – ее размер может начинаться от $300 млн. По крайней мере, именно такой вариант предложил Минфину США один из консультантов, рассказал The Bell источник, знакомый с деталями этого предложения. Это был бы очень понятный подход, рассуждает он: как правило, обращения за господдержкой были публичными, их легко можно отследить по открытым источникам. Но Владимир Путин реагировал далеко не на все из них, и это тоже может считаться фильтром, добавляет он.

О том, что новые санкции США могут коснуться крупных получателей господдержки из числа коммерческих компаний, слышал и один из российских высокопоставленных чиновников.

Подтвердить эту информацию официально The Bell не удалось – представитель Минфина США, ответственного за санкции, на момент публикации не ответил на наш запрос.

Появление черного списка, о котором идет речь, связано с законом об ужесточении санкций (CAATSA), который Дональд Трамп подписал в августе. В нем говорится, что в течение 180 дней, то есть примерно в феврале 2018 года, американские власти должны подготовить детальный отчет о российских «олигархах», приближенных к российской власти. Попадание в этот отчет может грозить введением персональных санкций.

Кто обращался за господдержкой?

Спасать разные компании российским властям приходилось не раз. Пик обращений за господдержкой пришелся на кризис 2009 года. Тогда средневзвешенный курс доллара составил 31,7 рублей (то есть $300 млн равнялись около 9 млрд рублей).

В декабре 2008 года правительство опубликовало список системообразующих предприятий, которые могли рассчитывать на господдержку в различной форме. Список был широким – в него вошли 295 компаний, в том числе «Роснефть», «Газпром», «Лукойл», «Норильский никель», «Северсталь», UC Rusal. А в 2009 году была утверждена программа антикризисных мер.

Одним из основных механизмов поддержки была выдача госгарантий по банковским кредитам. На это было выделено 300 млрд рублей. Но за госгарантиями обратилась только часть компаний из списка системообразующих: их получила, например, строительная компания ПИК, автопроизводитель «Соллерс», АвтоВАЗ, Трубная металургическая компания Дмитрия Пумпянского. Около 30 млрд рублей правительство в кризис выделило на кредиты крупнейшим авиаперевозчикам, в том числе, «Аэрофлоту» и «Трансаэро».

Еще одной мерой господдержки стали $50 млрд, которые получил ВЭБ на рефинансирование зарубежных кредитов российских компаний.

  • Крупнейшим получателем государственной помощи в кризис стала UC Rusal Олега Дерипаски. Компания получила от ВЭБа $4,5 млрд на погашение кредита перед иностранными банками. Другой компании Дерипаски, группе ГАЗ, правительство одобрило госгарантии на 20 млрд рублей – на тот момент эта цифра была рекордной.
  • Помогал ВЭБ и Роману Абрамовичу и другим совладельцам металлургической группы Evraz. В 2008 году, когда возникла опасность дефолта по ее кредитам, ВЭБ предоставил компании $1,8 млрд.
  • «Альфа-групп» в кризис тоже получила помощь от ВЭБа. Чтобы предотвратить потерю акций сотового оператора «Вымпелком» (они могли отойти Deutsche Bank за долги), госбанк выделил «Альфа-групп» $2 млрд на расчеты с зарубежным кредитором.
  • Еще один крупный получатель государственной помощи – «Металлоинвест» Алишера Усманова. Осенью 2009 года правительство одобрило предприятиям компании госгарантии на общую сумму свыше 31 млрд рублей.
  • Масштабную господдержку также получил банковский сектор, но больше всего досталось госбанкам, которые уже находятся под санкциями.

Среди получателей господдержки были предприятия и многих других крупных российских компаний, в том числе «Лукойла», АФК «Система», АЛРОСА, КамАЗа, «Мечела» – перечень можно посмотреть здесь. Запросы, отправленные The Bell в некоторые из этих компаний, остались без ответа.

Что еще нам удалось узнать о будущих санкциях

Российское бизнес-сообщество серьезно обеспокоено перспективами новых американский санкций – богатейшие люди страны консультируются с юристами, задействуют лоббистов и свои контакты в Вашингтоне (подробно об этом The Bell первым писал здесь).

Опасения не напрасны, говорит один из собеседников The Bell, знакомый с ходом подготовки февральского доклада в Конгресс: «Та логика, которой пользовалась команда Обамы, может показаться «цветочками» по сравнению с тем, что может выставить действующая команда». У тех, кто сейчас работает над докладом, «нет цели наказать конкретных лиц за аннексию Крыма или действия хакеров, скорее это можно охарактеризовать как действия против сложившегося политического режима»,– утверждает он.

Минфин США при подготовке доклада сотрудничает сразу с несколькими консультантами, которые работают каждый над своей частью доклада, рассказывает один из источников, знакомый с ходом процесса. В финальном докладе, по его словам, могут оказаться не только фамилии бизнесменов.

  • Кроме приближенных к власти олигархов, закон, подписанный Трампом в августе, предписывал определить круг высших должностных лицах, задействованных во внешней политике, а также неких полугосударственных структур.
  • Собеседник The Bell добавляет, что в докладе могут оказаться и госдеятели, вплоть до министров и сотрудников аппарата правительства и Администрации президента – «чиновники, которые не принимали политические решения, но обеспечивали их исполнение». Подтвердить эту информацию в других источниках нам не удалось.
  • Сам набор санкций предполагается стандартным: запрет на въезд в США, арест активов, запрет на кредитование, перечисляет источник, но тут важны не меры, а дух – ведь это распространение «токсичности» в том числе и на семьи тех, кто окажется под санкциями.
  • CAATSA действительно предписывал внимательно изучать семейные связи и оценить размер состояний и источники доходов членов семей лиц, на которых накладываются санкции, — жен, детей, родителей, братьев и сестер (включая активы, инвестиции, любые другие бизнес-интересы и значимые доли в любых компаниях).
  • В законе также есть поручение оценить возможный эффект от введения против российских «олигархов» вторичных санкций. И это очень серьезная мера. Под вторичными санкциями подразумеваются ограничения, которые распространяются за пределы США — на третьи страны (если вы попадете в такой «черный список», вы не сможете, к примеру, найти финансирование не только в американских, но и в европейских банках).

В Европе не все согласны с американским подходом к санкциям, рассказывает человек, знакомый с позицией Еврокомиссии. Беспокоит вероятная экстерриториальность американских мер. В конечном счете это приводит к дополнительным расходам европейского бизнеса на проверку российских партнеров, но ведь не все русские «токсичные», объясняет он. Однако общее мнение таково, что есть «красные флажки», за которые заходить нельзя, а Россия своими действиями эти границы нарушает, констатирует собеседник The Bell. Дополнительный негативный фактор – история с Siemens и ее турбинами, которые в итоге оказались в Крыму, уточняет он.

Как готовятся к санкциям?

О том, как российский бизнес ждет санкций и пытается к ним подготовиться, за последнее время было сразу несколько публикаций в СМИ. На этой неделе Reuters писал, что предприниматели ищут способ вернуть деньги в Россию и в качестве варианта предложили Минфину выпустить специальные валютные гособлигации, которые они купят на условиях анонимности. Неделей раньше — о том, что крупные бизнесмены жалуются на то, что связи с государством становятся токсичными. Кремль на это возражал, что США пытаются поссорить его с бизнес-сообществом.

Правительство из явных мер пока приняло только одну — дало госкомпаниям право не раскрывать поставщиков по госзакупкам. Это нужно для того, чтобы скрыть от Минфина США информацию о поставщиках подсанкционных компаний и Минобороны, говорит федеральный чиновник. Более того, все конкурсы по закупкам для Минобороны, ФСБ и СВР до 1 июля 2018 года будут проходить в закрытом режиме. Это постановление тоже вызвано опасениями перед санкциями, говорил «Ведомостям» человек, близкий к Минобороны.

ЦБ оценил риски для финансового рынка от возможного ужесточения санкций еще в сентябре. Одна из опций, указанных в CAATSA, касается ограничений на иностранные инвестиции в ОФЗ. Если это произойдет, резиденты США могут начать избавляться от российских госбумаг. ЦБ проанализировал такой сценарий, но пришел к выводу, что «системного» риска для банковского сектора он не несет (подробности регулятор не раскрыл).

Отсюда

https://taxfree.livejournal.com/1454778.html

хорошоплохо (никто еще не проголосовал)
Loading...Loading...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.